Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


Channel Description:

Мои мысли... - LiveJournal.com

older | 1 | .... | 752 | 753 | (Page 754) | 755 | 756 | .... | 818 | newer

    0 0

    Скажи, дорогая мамаша,
    Какой нынче праздник у нас?
    В нарядном мундире папаша,
    Не ходит брат Митенька в класс.


    © Одесский губернский цензор С.Плаксин,
    стишок к 300-летию дома Романовых




    НяшМяш на словах выступает против «совка», допуская поношение Ленина и Сталина, но действует при этом, как заправская совчиха среднего звена пост-бальзаковского возраста, с телосложением сферического коня и с причёской в форме иудейской халы, тщательно обесцвеченной пергидролем.

    Вспоминаю эпизод 46-летней давности. Год был 1970, как раз отмечалось 100-летие со дня рождения того политического деятеля, которого НяшМяшка упомянула через запятую с Гитлером. Я учился в первом классе. И училка на уроке рисования задала нарисовать что-нибудь на историко-революционную тему. Я лично рисовать не умею в принципе, по этому ограничился изображением красного флага с золотой звездой, серпом и молотом (то есть, изобразил государственный флаг СССР), снизу накарябал что-то вроде «Заветам Ленина верны» (писать я умел ещё до школы, правда, печатными буквами) и получил свою четвёрку без осложнений.

    А вот один одноклассник, который полагал, что рисовать умеет, попытался нарисовать штурм Зимнего. Всё бы хорошо, но впереди бегущих и стреляющих на ходу матросов и солдат он поставил бегущего также в сторону цитадели министров-капиталистов Ленина с большим зелёным пистолетом в руке (я сидел как раз позади него, так что видел его эпохальное творение). То есть, он понял руководящую роль Ленина в Октябрьской революции чуток прямолинейно, сделав его полевым командиром.

    Понятно, что реалистическое изображение человека для 7-летнего мелкого — задача непосильная, и Ленин невольно вышел, мягко говоря, несколько карикатурным. Когда училка увидела его chef d'œuvre, она страшно раскричалась, надрала октябрёнку ушки в самом прямом смысле, — она при полном согласии родителей ребёнков нередко распускала руки — вырвала лист из его альбома, разорвала на мелкие кусочки, поставила двойку в дневник и вызвала родителей в школу. Простое и благонамеренное действие было сочтено жутким святотатством. Ленина могли рисовать члены Союза советских художников Бродский или Налбандян, а первоклашкам — ни-ни, чтобы не снижался возвышенный образ отца-основателя Советского государства. То же относилось и к действовавшей на тот момент руководящей троице Брежнев-Косыгин-Подгорный, хотя в начале 70-х такого опупелого культа Брежнева, который сформировался во второй половине того же десятилетия, ещё не было.

    А в одно время, уже будучи взрослым, я имел одну халтурку: переводил для русскоязычного сайта краткие аннотации к флэш-играм. И в одной игре главным действующим лицом был никто иной, как Барак Обама. Занимался он совсем не президентскими делами: спасал Белоснежку, похищенную каким-то ракопауком, причём собственноручно, а не послав в логово ракопаука морских пехотинцев. И хотя художник, создававший игру, был скорее всего, вполне взрослым человеком, Обама получился достаточно карикатурным. Но Госдеп не направил по этому поводу ноту протеста.



    Училка была именно такой классической совчихой и по внешности, и по сути. Работала за пару лет до того чиновницей в РОНО, но её оттуда ушли из-за какой-то тёмной истории, связанной с небезвозмездным содействием в получении школьных медалей (они давали возможность преимущественного поступления в вузы, так что были не голыми понтами, а полезной в хозяйстве вещью), пришлось идти работать по специальности, полученной в педучилище. Поставьте на место Ленина Мыколку №2, получим демарши Няшки.

    Яндекс.Метрика

    0 0

    До сих пор так и не удалось полностью выяснить причины, по которым царский поезд потерпел крушение в 1888 г.

    17 октября 1888 года у станции Борки (под Харьковом) потерпел крушение императорский поезд, везший в Петербург Александра III и его семью. Из 15 вагонов поезда 10 сошли с рельс и были повреждены, некоторые были разбиты в щепки; погиб 21 человек, более 40 было ранено. Императорская семья уцелела чудом.

    Наш пост не будет излагать обстоятельства катастрофы, о которых написано много и подробно. Мы разберем техническую сторону дела, которая описывается в 5 томах следственного дела (ссылка в заголовке). Как дело дошло до того, что железнодорожники чуть было не укокошили царя?

    Сразу же после катастрофы началось обстоятельное расследование. Следствие повело себя расторопно. Разрушенные паровоз и вагоны осмотрели и сфотографировали, прежде чем поднять и оттащить в сторону. Было выявлено то место, где начался сход поезда с пути. Погнутые рельсы, обломки разбитых колесами шпал, вылетевшие костыли были собраны, помечены на схеме и увезены в Петербург, где удалось собрать разбитую часть верхнего строения пути из обломков (примерное так голландские следователи недавно поступили с остатками Боинга MH17). Было проведено исследование качества дерева шпал, металла рельсов и соединений. Ширину и уклоны пути сзади и спереди от места аварии тщательно промерили, для определения состояния полотна выкопали шурф, измерили сохранившиеся вагонные тележки, оси и колеса паровозов. На десятки километров до места катастрофы солдаты осматривали путь, чтобы выянить, не отвалилось ли что–нибудь от поезда по дороге. К работе привлекли более двадцати независимых друг от друга экспертов.

    Сразу же обнаружилось, что следов террористического акта нет. Никто не взрывал путь, не подпиливал рельсы, не портил паровоз. Все слухи о бомбе в поезде (весьма популярные в тогдашней обстановке страха перед террористами) на самом деле были просто чушью. Отбросив версию теракта, следствие стало заниматься версией преступной небрежности и нарушения правил эксплуатации.

    Дальнейшее развитие событий было более или менее предсказуемым. В деле имелось три стороны — двор (у Императорского поезда был свой инспектор, по факту являвшийся подчиненным министра двора, отвечавший за вагоны, а реально и за расписание и скорость движения), железная дорога (отвечала за путь и паровоз с паровозной бригадой), министерство путей сообщения (определяло технические стандарты и правила, инспектировало железную дорогу). Частная железная дорога и министерство путей сообщения выступали заедино — если виновата дорога, то тогда виновато и не досмотревшее за ней министерство.

    И, разумеется, участники процесса разделились на две партии и принялись валить вину друг на друга, и кроме того, разного рода обиженные принялись обвинять обидчиков. Например, купец, не договорившийся о поставке шпал на дорогу, рассказывал о том, что его более удачливые конкуренты (разумеется, евреи — дорога была поляковская, еврейская, и стремилась покупать всё у евреев) поставляют какую–то гниль, которая принимается за взятки. Простые работяги, которым платили копейки и страшно зажимали, чистосердечно пересказывали все неблагоприятные слухи о воровстве, некомпетентности и разгильдяйстве начальства, всегда популярные в рабочей среде.

    Обнаружилось, что все железнодорожное дело, не исключая и императорского поезда с его отдельной (и очень большой) поездной прислугой, велось небрежно. На путь укладывали шпалы из абы какого дерева, а замену их производили нерегулярно. Геометрия пути также оставляла желать лучшего, из за многолетних осадок полотна склон, на котором произошло крушение, был много круче, чем дозволялось техническими условиями дороги, но никто этого не замечал и не желал исправлять. Паровозы на дороге были в ужасном техническом состоянии (результат жесткой экономии), и машинисты подкинули жандармам анонимную жалобу, в которой указывали, что сотрудники других депо смеются над ними из–за позорного содержания их техники.

    Со стороны императорского поезда дело обстояло не лучше. Поезд не соблюдал расписания, отставал, а затем регулярно превышал все разрешенные скорости (как для самого поезда, так и для дороги в целом). К поезду были прицеплены разнотипные паровозы (поезд был тяжелым, и его тащило два паровоза), что ухудшило его управляемость. У вагона министра путей сообщения лопнула ресора, и он ехал перекошенным, причем рама вагона ударялась о буксы на тележке. Сам поезд был сформирован по соображениям комфортности, но при этом технически неправильно: в центре оказались самые тяжелые вагоны, не имевшие тормозов.

    И наконец, было открыто совсем вопиющее нарушение: на последний перегон поезд вышел с неработающей системой автоматического торможения (тормоз Вестингауза). На системе засорился кран, давление упало, начальство торопило, и поезд отправили со станции без автоматического тормоза, забыв сказать тормозным кондукторам в вагонах, что теперь им следует тормозить ручным тормозом по свистку от паровоза. И хотя крушение произошло настолько быстро, что никто не успел привести тормоз в действие, уже то, что тяжелый императорский поезд быстро несся без тормозов, представляло само по себе величайший недосмотр.

    Курско–Азовская железная дорога готовилась к выкупу в казну (возможность такого выкупа была изначальным условием концессии), который должен был произойти в 1889 году. Выкуп определялся по среднему чистому доходу за пять лучших лет из последних семи лет эксплуатации. Соответственно, дорога выжимала каждую копейку за счет урезания эксплуатационных расходов. Объемы ремонтных работ с каждым годом сокращались, штаты урезались, зарплаты падали.

    И, разумеется, все эти события развивались по традиционной схеме «у семи нянек дитя без глаза» — на частной дороге была специальная правительственная инспекция, а императорский поезд и просто обслуживала бригада из нескольких десятков людей, над которой надзирал отдельный инспектор.

    Основные предположения, выдвигаемые экспертами и подследственными, были следующие:
    — Тяжелый поезд ехал слишком быстро, паровоз из–за скорости производил ненормально сильное боковое биение, нормально содержимый путь расшился (виновато министрество двора);
    — Паровоз ехал на высокой, но допустимой скорости, боковое биение паровоза было в рамках нормального, путь расшился, так как шпалы были слабыми или гнилыми (виноваты дорога и мпс);
    — У паровоза на ходу развалилось дышло, после чего он начал вихлять, и нормально содержимый путь расшился (виновата дорога);
    — Развалился и сошел с пути неисправный министерский вагон, а затем уже и весь остальной поезд (виновато министерство двора).
    Первые два варианта вполне сочетались (паровоз чрезмерно быстро ехал по гнилому пути), и тогда виноватыми оказывались все.

    Насколько удалось обобщить все эти предположения? Была проведен ряд частных технических экспертиз (например, по качеству дерева шпал) и комплексная техническая экспертиза, к которой было привлечено 15 экспертов. Как всегда, мнения экспертов совпали не полностью. Единодушно была отброшена лишь версия о кривобоком министерском вагоне как причине аварии. Большинство экспертов сочло, что слишком тяжелый и длинный поезд ехал недопустимо быстро по пути, находившемуся в плохом техническом состоянии (из–за слабой древесины шпал). Путь расшился под передним паровозом, что и послужило причиной крушения. Некоторые эксперты, кроме того, считали, что перед катастрофой у переднего паровоза поломалось дышло, что сразу же увеличило боковые усилия, оказываемые им на путь.

    После этого следствие было прекращено по приказанию императора, и дело так никогда и не получило юридического решения. Можно ли предположить, что бы решил суд, если бы он состоялся? На мой взгляд нет, собранного материала не хватало для определения причин катастрофы.

    Юридически правильное разрешение вопроса о виновности в аварии могло произойти только через установление причинно–следственных связей между теми или иными нарушениями и крушением. В частности, суду предстояло выяснить, был ли путь до такого состояния неисправен, что он мог разрушиться от движения поезда разрешенного веса, движущегося с разрешенной скоростью. Соответственно, суду следовало попробовать разобраться и в том, произошло бы крушение, если бы поезд шел по этому месту с неразрешенной высокой скоростью, но по пути с минимальным качеством, какое может быть признано допустимым. Положительный ответ на первый вопрос свидетельствовал бы о виновности отвечавших за путь, на второй — о виновности отвечавших за скорость. Отрицательный ответ на оба вопроса свидетельствовал бы о виновности обеих групп обвиняемых, но давал бы основания для смягчения наказания обеим, так как первые не могли знать, что поезд может пойти так быстро, а вторые о том, что путь так плох. Но для разрешения этих вопросов не имелось ни научной базы, ни технического нормирования — железнодорожная техника была еще довольно незрелой, и многие вещи, сегодня подробно описываемые в инструкциях по безопасности, делались тогда на глазок.

    И наконец, можно вообще усомниться в возможности суда разрешить дело на основании накопившихся материалов следствия. Дело в том, что повышенная скорость паровоза сама по себе не приводила к расшивке пути. Надо было, чтобы на скорости развилось «боковое биение», смысл которого в том, что несимметричная паровая машина паровоза (когда левый поршень идет вперед, правый идет назад) не была полностью уравновешена и создавала переменную горизонтальную поперечную силу, воздействующую на путь. Никаких норм, регулирующих биение, не существовало. Никто не знал также, каково должно быть это биение для того, чтобы путь расшился, и какое биение на какой скорости создают разные типы паровозов. Подсудимые могли бы просить суд о назначении добавочной экспертизы для прояснения этого вопроса. И далеко не факт, что результаты новых исследований не привели бы к разрушению выводов следствия.

    В целом, выводы экспертизы о том, что катастрофа могла произойти по нескольким причинам одновременно, подрывали шансы прокуратуры доказать дело в суде, так как, с юридической точки зрения, непрерывная одинарная цепочка причин и следствий доказывается проще, чем совокупность одновременно действующих причин.

    Какое мое мнение? Я присоединяюсь к мнению, которое высказал привлеченный в качестве свидетеля будущий министр С.Ю.Витте — если настолько быстро и на столь большом и тяжелом поезде ездить по столь хлипким дорогам, рано или поздно случится несчастье. Говоря формальнее, генеральной причиной катастрофы послужил общий низкий уровень железнодорожной техники и эксплуатации, характерный для эпохи. В то же время, разумеется, катастрофа развивалась по какому–то определенному пути и имела конкретные причины — но, увы, из–за неоконченности следствия нам не дано их узнать.

    Источник.


    Яндекс.Метрика

    0 0

    Коммунизм? Вряд ли.

    Пол Мейсон - британский журналист и писатель рассказывает о том, почему капитализм не выдержит напора автоматизации и технологического развития, что придет ему на смену, и какую пищу для воображения даст XXI век.

    Polityka:Капитализм неоднократно доказал, что он умеет приспосабливаться к происходящим в мире изменениям. В своей книге «Посткапитализм. Путеводитель по нашему будущему» вы предрекаете ему неотвратимый конец. Почему вы уверены, что на этот раз приспособиться не получится?

    Пол Мейсон: У рабовладельческого строя и феодализма, двух масштабных общественно-экономических систем, служивших организации жизни западной цивилизации перед капитализмом, было свое начало и свой расцвет, но в итоге они рухнули. Поэтому я не думаю, что капитализм станет исключением. Я уверен, что мы сейчас наблюдаем его закат. Я соглашусь, что это самая жизнеспособная система, придуманная человеком, поскольку ей всегда удавалось отвечать на вызовы. В XIX веке и в значительной части XX это работало так: у работников были силы защищать свои интересы, в том числе связанные с оплатой труда, и они заставляли капитал искать средства при помощи инноваций. Однако неолиберализм разрушил единство рабочего класса. Капитализм решил пойти коротким путем: в последние пару десятилетий он увеличивает свои доходы, сокращая зарплаты или переводя производство за границу. В итоге новая модель инновационной экономики и общества не появляется. Это тупиковый путь.

    — Вы пишите, что капитализм в его современной форме — это подстегивающий сам себя механизм, создающий «остерити» — политику жесткой экономии и бюджетных сокращений. Как до этого дошло?

    — Кризис 2008 года увеличил долг государств, которые уже были на тот момент должниками. Тогда неолиберальный капитализм дал больному единственное лекарство, какое знал: экономия ценой самых бедных социальных групп. Цель такой политики помимо заявленного на словах спасения стран от растущего долга и банкротства состояла в том, чтобы ограничить роль государства в целом, не только в одной экономике. Я уверен, что этот и каждый следующий кризис станут предлогом к дальнейшей приватизации, сокращению расходов на социальную поддержку, ограничению доступа к бесплатному здравоохранению и образованию, а также увеличению пенсионного возраста. Это заколдованный круг. Из-за патологий финансовой системы начинается кризис, потом сокращается роль государства, оно все больше зависит от частного сектора, финансовый пузырь надувается, а мы оказываемся на пороге нового кризиса. Поэтому я считаю, что неолиберализм стал инструментом, который разрушает государство.

    — Многие полагают, что спасением для капитализма станут технологический прогресс и автоматизация.

    — Это пустые мечты. Через 20–30 лет большинство известных сейчас занятий исчезнет. Одним из самых ярких моментов, убедивших меня, что это происходит, стала ситуация, когда в McDonald'sя диктовал свой заказ не человеку, а сенсорному экрану. Одетый в униформу уставший работник этой сети выступал символом современности все те годы, которые называют сейчас эпохой неолиберализма. Для многих поколений это была первая оплачиваемая работа в жизни, своего рода переход от детства к взрослому состоянию. Но сейчас он исчезнет. Автоматизация уничтожает рабочие места, не создавая достаточное количество новых, а цифровые технологии способствуют тому, что цена некоторых благ, которые были раньше дорогими (например, музыки, информации), стремится к нулю. Я не говорю, что эта экономическая система рухнет сегодня или завтра, но некоторые признаки уже видны.

    — Какие?

    — Приближается момент, когда государства, которые осознают, что капитализм не может удовлетворить их потребности, начнут внедрять внесистемные решения. Иными словами, они захотят отказаться от этой экономической системы. В каком-то смысле первый шаг на этом пути сделала Великобритания. Брексит стал выступлением против иммиграции и свободного перемещения рабочей силы.

    — Американский антрополог Дэвид Грэбер написал в 2013 году, что специальностью неолиберализма стало создание bullshit jobs — бессмысленных занятий, которые, как казалось, исчезнут по мере развития технологического прогресса. Но вышло иначе. Почему?

    — Теория Грэбера отчетливее всего подтверждается в тех странах, на которых оставил особенно сильный след неолиберализм. Экономический рост в таких местах стимулируют при помощи наплыва дешевой рабочей силы. Вместо того чтобы инвестировать в технологии, повышать производительность, проще нанять работника, который почти ничего не стоит. В Великобритании символом таких перемен стали автомойки. Сейчас — это все чаще четверо парней с губками, а еще 10–20 лет назад работу выполнял автомат. В таких условиях у инженеров нет стимула разрабатывать более совершенные автоматы. Дело не в том, что новых рабочих мест не появляется, просто работа становится все хуже, а платят за нее все меньше. Таким образом мы разрушаем нашу производительность.

    — Положит ли этому конец приход посткапитализма?

    — Я уже сказал, что в новом мире работы в целом будет мало. Особенно постоянной работы. Настоящая революция, я полагаю, начнется в тот момент, когда автоматизация заставит разделить работу и доход. Нам придется придумать способ измерять заработок чем-то другим, кроме часов, которые мы проводим на рабочем месте. Поэтому идею безусловного дохода пора перестать считать пустыми мечтами. Стоит задуматься о нем в категориях государственной субсидии, которая выплачивается взамен за автоматизацию труда.

    — Вообразим на минуту, что капитализм все же выстоял. Как вы представляете себе такую гиперкапиталистическую реальность через 30–40 лет?

    — Он мог бы выжить двумя способами. Первый — это изобретение метода, который вернет труду ценность. Спрос на труд должен резко возрасти, чтобы появилось большое количество хорошо оплачиваемых рабочих мест. Но шансы на это невелики. Все изобретенные до сих пор технологии (лучшая иллюстрация — цифровые) обесценивали труд и часть продуктов. Второй сценарий спасения капитализма — это эволюция в сторону неофеодализма. В таком случае подавляющей части населения придется смириться со стагнацией зарплат на очень низком уровне и отсутствием перспектив на какое-либо продвижение по социальной лестнице. В выигрыше окажутся только самые привилегированные слои. Как в средневековье, появится узкая прослойка элиты, существование которой будет опираться на труд неквалифицированной и скудно оплачиваемой рабочей силы. Отличие будет состоять в том, что при гиперкапитализме каждая минута нашей жизни будет коммерциализирована, появятся платформы для покупки дословно любых услуг, которые способен оказывать человек, но цены этих услуг будут максимально занижены. Сегодня такой философии старается следовать Uber.

    — Картина мрачная.

    — К сожалению. Надо признать, что найти оптимистичные альтернативы очень сложно. Образ будущего, нарисованного в мрачных тонах, преобладает и в кино, и в литературе. В «Элизиуме» Нила Бломкампа Лос-Анджелес будущего выглядит примерно так, как я описал выше.

    — А что с альтернативами, выдержанными в утопическом духе? В своей книге вы отводите много места Александру Богданову и его изданному в 1909 году роману «Красная звезда», в котором он описывает коммунистическое общество на Марсе. Вам близка идея создания новых форм общественного устройства в совершенно новом пространстве без оглядки на то, что было раньше?

    — В какой-то мере. Смелость, с которой Богданов рисует свои картины, достойна подражания. Чтобы вообразить себе все с такой ясностью, он должен был принять точку зрения марсианина, который случайно попал на Землю и смотрит на все свежим взглядом. При этом стоит напомнить, что «Красная звезда» была протестом против ленинизма. Эта книга, на самом деле, повествует о том, как должна выглядеть революция в XX веке. Богданов считал, что революционный процесс должен быть постепенным, а резкий скачок в коммунизм, которого хотел Ленин, невозможен: ему должен предшествовать переходный период. «Красная звезда» говорит о том, что историю нельзя ускорять, а на переломные изменения нужно время. Любопытно, что центральная тема книги — это изображение человека, освободившегося от любых ограничений: экономических, социальных и даже половых. Здесь нет однозначного разделения на мужчин и женщин, люди могут менять пол. Я задумался, почему такой марксист, как Богданов, который всю жизнь думал, как освободить людей труда от оков их собственных ограничений, добавляет к этому набору трансгендерность? Под конец я понял, что он хотел вбить в голову всем закоренелым ленинистам мысль, что политической революции должна предшествовать революция в умах людей, иначе перелом завершится большой трагедией.

    — Остановимся на идентичности. Какое влияние на нее оказали технологии? Прежняя модель рабочего, который чувствовал себя в первую очередь представителем своего класса, утратила актуальность. Что пришло ей на смену?

    — Либерализм XIX века создал человека труда с единой идентичностью, преимущественно связанной с его местом труда. Сейчас, даже если человек остается рабочим, его жизнь не ограничивается миром вокруг завода. У каждого есть смартфон с доступом к различным социальным сетям, формирующим его «я». Взглянем, что произошло в культурной сфере. Если посмотреть на развитие западной литературы последних 500 лет, можно заметить, что отрицательными персонажами там обычно выступают люди, меняющие обличья, выходящие за рамки своей природы. Такую картину закрепили образы, которыми пользовался Голливуд. Однако в последние 20 лет все изменилось. Все чаще образцом предстает тот, что умеет лавировать между разными вариантами своей идентичности. Мы живем в эпоху, когда люди заново открывают свою сексуальность, меняют работу, не чувствуют себя членами одного сообщества. На наших глазах появляется сетевой индивидуалист. И именно его шаги определят, как будет выглядеть будущее.

    — В своей книге вы изобразили экономику, опирающуюся на информацию. Многие блага там бесплатны, а авторских прав практически не существует. Какими могут быть практические эффекты воплощения этой идеи в жизнь?

    — Авторское право трещит по швам, поскольку цена продуктов, на которые оно распространяется, утратила связь с рынком. Те, кто еще помнит эпоху пластинок, знают, что они имели ценность, потому что потом их можно было сдать в комиссионный магазин и вернуть себе часть денег. Современная система, где музыка преимущественно доступна он-лайн, устроена иначе. Никто из пользователей таких сервисов, как iTunesили Spotify, не является владельцем песен, которые он слушает. Они полностью принадлежат монополистам вроде компании Apple. Их нельзя продать или отдать. Кроме того монополиста не интересует качество. За самый худший и за самый лучший диск в мире мы заплатим одинаково. Я хочу этим сказать, что наше понимание заслуженной награды за создание чего-то исключительного должно измениться, поскольку международные корпорации исказили его смысл. Я не думаю, что Beatlesзаписали «Клуб одиноких сердец сержанта Пеппера», потому что хотели до конца жизни получать 99 пенсов за песню. Они делали то, что делали, чтобы мир узнал о них и оценил, а заодно — чтобы вести интересную жизнь. То есть, по сути, по той же причине, почему люди на протяжении веков решались заняться творчеством.

    — Вы упомянули о монополистах. Что с ними будет?

    — В первую очередь нужно, чтобы они работали на рыночных условиях. Банковский сектор устроен так, чтобы у каждого из нас было на выбор пять или больше банков. Почему тогда не может быть пяти таких платформ, как Facebook, которые будут предлагать похожие услуги, а клиенты решат, какой из них пользоваться? Это отчасти эффект тех миллионов фунтов, которые Facebookтратит на лоббирование, чтобы избежать такого развития событий. А у государств нет сил или желания бороться с монополистами.

    — Если не государства, то кто?

    — Мы обладаем этой силой влияния. Если мы уделим внимание таким процессам, как создание свободного программного обеспечения, краудфандинговых акций и крупных предприятий, которые используют волонтерский труд (примером выступает Википедия), если мы по достоинству оценим их, а потом изменим наш подход к технологиям, собственности, труду, мы сможем создать новое качество и избавиться от гигантов вроде Googleи Facebook. То, что они сейчас получают огромный доход, не имеет значения. Все изменится, если мы докажем их акционерам, что потенциал монополистов исчерпался, и зарабатывать на них больше не получится.

    — В посткапиталистической экономике деньги перестанут служить средством обмена? И, если да, что их заменит?

    — Когда вещи становятся бесплатными, как сегодня информация, средство обмена становится ненужным. Никто из нас не платит за использование Википедии, поскольку переизбыток информации привел к перераспределению. Однако распространение этого механизма на всю экономику займет слишком много времени, понадобятся переходные периоды. Сейчас нам следует извлечь выводы из опыта Советского Союза 1920-х годов. Советские экономисты понимали, что переход к коммунистической экономике запустит определенные процессы, которые они не смогут контролировать. Об этом уроке нужно помнить. А если вернуться к вопросу, я считаю, что при эволюции в сторону посткапитализма деньги начнут играть двоякую роль. Они останутся средством оплаты и сохранения стоимости. При этом в нерыночной части экономики, в которой будут преобладать кооперативы и безденежный обмен, их роль изменится. Они станут, скорее, мерой, будут служить для оценки рыночных и нерыночных благ.

    — Каких перемен стоит ждать в сфере образования? Из-за наступления технологий непонятно, в каком направлении стоит обучать следующие поколения.

    — Это следующая серьезная проблема. Автоматизация и появление машин, способных обучаться, то есть простой формы искусственного интеллекта, изменят рынок труда. В 2015 году на Всемирном экономическом форуме в Давосе были представлены исследования, которые показывали, что в ближайшие пять лет спрос на работников, способных самостоятельно решать задачи, резко упадет во многих секторах экономики. Одновременно в отрасли компьютерных технологий будет расти спрос на способных инженеров. Скоро мы окажемся в ситуации, когда основную физическую работу будут выполнять машины, и обучать ей людей станет бессмысленно. Через несколько десятков лет, когда искусственный интеллект станет стабильной и надежной силой, основным умением для ежедневного существования станет формулирование точных задач для компьютера. Можно предположить, что работу в современном значении этого слова сохранит узкий круг элиты, то есть людей, которые понадобятся для функционирования этой автоматизированной системы.

    — А что с остальными? Перспектива появления общества, в котором никто не должен работать, может многим показаться ужасающей.

    - Общество с минимальным уровнем трудоустройства - это дистопия только в том случае, если экономическая система ориентирована на перераспределение благ посредством работы. Поэтому нужно найти альтернативу, обратившись к примерам из истории, например, XIX века, в котором Шарль Фурье создал концепцию труда, ориентированного на человеческие склонности. В свою очередь, Джон Мейнард Кейнс в одном из своих эссе 1929 года описал общество изобилия. Как он полагает, образование будет в основном учить людей понимать прекрасное и пользоваться им. Я думаю, к его словам стоит отнестись всерьез. Нужно сконцентрироваться на искусстве управления свободным временем, которое получат будущие поколения. Надежду вселяет тот факт, что богатые общества производят много креативных вещей. В последние годы большой популярностью пользуются порталы, где люди могут продать вещи, которые они сделали своими руками в свободное время. Если принять, что наличие свободного времени способствует созданию красивых предметов, а нам уже не придется тратить энергию на работу, возможно, так и будет выглядеть будущее.

    — Каким образом посткапитализм повлияет на политику и функционирование государства? Начнет ли политическая система эволюционировать в сторону общественных движений по образцу партии Podemos?

    — Сложно сказать. Нынешние структуры власти сильны, но я не думаю, что они смогут пережить такие радикальные перемены, о которых мы говорили. Мир может расколоться на бессчетное количество небольших сообществ с разной формой внутренней организации. Одни будут функционировать как настоящие коммуны, другие наверняка изберут более иерархизированную структуру. Государству же придется заняться выработкой необходимых компромиссов между ними.

    — А в краткосрочной перспективе? Решат ли основные партии отказаться от рыночной экономики и капитализма?

    — Единственная альтернатива капитализму, которую видят партийные лидеры западного мира, — это национализм или социал-демократический консерватизм. Они продолжают придерживаться неолиберальных принципов, поскольку не могут вообразить себе глобальную альтернативу в духе общественного освобождения. Я думаю, нас ждут очень неспокойные времена, политическая напряженность будет возрастать. Центристские партии будут слабеть, а популярность приобретут кандидаты, представляющие крайние взгляды. Так, как это было в США с Дональдом Трампом и Берни Сандерсом.

    — Что нужно для того, чтобы приблизить те образы, которые вы нарисовали? Мы знаем, что существующая система выгодна многим людям и организациям, которые обладают реальной властью. Вы думаете, для изменений понадобится потрясение: общественное, политическое или экологическое?

    — Нет. Я думаю, потрясение 2008 года было достаточно сильным, чтобы его самые важные последствия еще дали о себе знать. Я имею в виду распад глобализации. Когда он произойдет, перед людьми встанет вопрос: хочу ли я сохранить политические и экономические свободы, свойственные либеральному обществу, которое живет в эпоху глобальной экономики, или предпочитаю вернуться к более консервативному иерархизированному миру середины XX века? Я не верю, что нам нужна очередная встряска, потому что знаю: число людей, понимающих необходимость более справедливого распределения благ, растет. Я оптимист.

    — Вы считаете, что идея прогресса себя исчерпала? Мы слышим со всех сторон, что на нас неумолимо надвигается автоматизация, наш труд станет ненужным, а искусственный интеллект будет делать все за нас. Чем питать воображение в таких условиях?

    — В сфере труда проблем будет наверняка много. В ближайшие годы нам следует сосредоточиться на обдумывании новой модели в духе Генри Форда, то есть создании как можно большего количества хорошо оплачиваемых и требующих высокой квалификации рабочих мест, хотя уже ясно, что на всех их не хватит. Так что нам придется равномерно их распределить: сократить рабочую неделю, внедрить новые формы трудоустройства, как, например, job sharing (разделение одной ставки на двух или более человек), постараться найти больший баланс между работой и свободным временем. Что касается топлива для воображения, людям придется задаться вопросами, которые они сейчас просто не успевают обдумать. Я советую каждому такое упражнение: сесть в кресло и пять минут подумать о том, что бы вы сделали со своей жизнью, если бы ваша работа занимала несколько часов в неделю, но при этом все ваши потребности были бы удовлетворены? Как в такой ситуации добиться самореализации и вести наполненную смыслом жизнь? Такой будет основная проблема XXI века.

    — На это потребуется больше пяти минут.

    — Ничего. Главное поупражняться, потому что однажды времени у нас будет вдоволь.

    Источник.


    Яндекс.Метрика

    0 0

    И всегда ли дешёвый билет выгоден?



    Источник.

    Яндекс.Метрика

    0 0

    А грустно.



    Источник.

    Яндекс.Метрика

    0 0

    Странное по форме, функция у него та же, что у обычного бабла.



    Источник.

    Яндекс.Метрика

    0 0

    Ничего не имею персонально против Трампа, но какого х*я сыплются все рынки? Неужели он собирается вводить коммунизм/чучхе и конфисковывать частную собственность, что биржи реагируют столь нервно?

    Яндекс.Метрика


    0 0

    Поведение фьючерсов за сутки до выборов сулило падение процентов на 5-6. Но этого не только не случилось, но даже произошёл некоторый рост котировок. Местная биржа закрылась в плюсе, штатовская пока что тоже плюсует, хотя и не сильно. Значит, не так страшен Трамп, как его малюют. Вот если бы не вылетел в результате праймериз Берни Сандерс и победил бы на выборах, то пи**ец был бы масштабным: по американским меркам он почти коммунист. Ну, может не Троцкий во плоти, но что-то вроде Кадара, Герека или Тито...

    Яндекс.Метрика


    0 0
  • 11/09/16--09:15: Факты о запахах
  • Небольшая подборка.

    BRf6K.jpgk0wd.jpgPzjmh.jpg


    Источник.

    Яндекс.Метрика

    0 0

    Для самого себя. Трудно сказать, есть ли там шубохранилище, но даже если и есть, то предъявы по этому поводу выкатить не получится: высокопоставленным государственным служащим Трамп стал впервые в своей жизни (даже ещё формально не стал, пока что президентом США является Обама), так что это не наворовано из казны и не набрано на взятках.

    nvMqz.jpgJZEUl.jpg


    Источник.

    Яндекс.Метрика

    0 0

    Не будем рассматривать экстремальные случаи, вроде Мак-Кинли, Кеннеди или Линкольна, правление которых прекратилось не в результате проигрыша на выборах.

    Bcoux.jpgl5J1A.jpg2BaZn.jpg


    Источник.

    Яндекс.Метрика

    0 0

    Причуды придворного этикета.

    klA5p.jpgfkIOy.jpgqTWlZ.jpg1ckfh.jpg5n0OV.jpg


    Источник.

    Яндекс.Метрика

    0 0

    Бросился в глаза общепринятый оксюморон. А именно, выражение «сжиженный газ». Ведь после сжижения газ перестаёт быть газом. Причём любой, в диапазоне от кишечного до радона. Химическая формула всё та же, там цэ аш четыре и тому подобное, но это уже никакой не газ. От слова «совсем». Это жидкость, то есть, вещество в отличном от газообразного агрегатном состоянии.

    Яндекс.Метрика


    0 0

    Некоторые вещи.



    Источник.

    Яндекс.Метрика

    0 0

    Лет 7-8 назад я написал пост о том, что для борьбы с коррупцией и чёрным рынком нелегальных предметов (наркотиков, оружия, рабов и т.п.) стоит отказаться от наличности и перевести все платежи в электронную форму. Не знаю, читали ли индусы этот пост, но определённые меры в этом направлении уже принимаются.

    Власти Индии прекратили выпуск и запретили дальнейшее использование банкнот самого крупного номинала — 500 и 1,000 рупий. До конца года их можно будет положить на счет в банке или обменять на мелкие купюры. Правительство приняло такое решение для борьбы с коррупцией и отмыванием денег, а также для развития цифровой экономики.

    Премьер-министр Индии Нарендра Моди сообщил о выведении из оборота купюр на 500 ($7.5) и 1,000 ($15) рупий за несколько часов до вступления нового правила в силу. Банкноты перестали быть легальным средством в полночь 8 ноября, а 9 ноября на один день закрылись все банки и прекратили работу банкоматы.

    Устаревшие купюры можно обменять в почтовых отделениях или банках на банкноты меньшего номинала или положить деньги на счет до конца года. Обменять можно не более 4000 рупий, все остальные средства придется положить в банк. После обновления системы в банках можно будет получить максимум 10,000 рупий в день и 20 000 рупий в неделю, а банкоматы будут выдавать не более 4,000 рупий в день.

    Такой шаг был принят для борьбы с коррупцией, отмыванием денег и терроризмом. В последние годы власти Индии недополучили налоги на сумму $100 млрд, причем большая часть этих денег осела в офшорах. В то же время, как пишет Tech in Asia, решение властей должно привести к росту цифровой экономики, сокращению стоимости транзакций и ускорению темпов инноваций.

    Вместо старых банкнот 500 и 1,000 рупий в обращение будут введены новые — номиналом 500 и 2,000 рупий. Предполагается, что они будут оборудованы электронными чипами для отслеживания перемещения денег, но пока эти данные не подтвердились.

    По оценкам Всемирного банка, около 400 млн жителей Индии в 2014 году не пользовались банковскими услугами. Теперь им придется открыть счета в банках, хотя для большинства это проблема: многие жители неграмотны, у некоторых нет документов, удостоверяющих личность, а более половины населения живет в сельской местности, отрезанной от финансовой инфраструктуры.

    В стране действует национальная программа идентификации Aadhaar, которая позволяет гражданам быстро получить личный идентификатор, удостоверяющий личность. Однако пока ей воспользовались далеко не все жители.

    Решением проблемы могут стать электронные кошельки. По данным агентства GrowthPraxis, рынок мобильных платежей в Индии вырос более чем в 15 раз с 2012 по 2015 гг. В стране с населением 1.25 млрд человек зарегистрировано 200 миллионов электронных кошельков.

    Источник.


    Яндекс.Метрика

    0 0

    Они, может, красивы, но отбиться от фулюганской гопоты не помогут.

    Чем заниматься, чтобы было что показать недоброжелателям на темной улице? Бокс, борьба, карате? А может быть, что-то более экзотическое? Как ни странно, но последний вариант выбирает удручающе много людей. Липовые мастера обещают научить технике бесконтактного боя, которому не сможет противостоять никто — и люди в это верят так же, как в скорое укрепление рубля. Вот список из пяти наиболее бесполезных боевых искусств, применять которые в реальной драке мы вам категорически не советуем.



    Вин Чунь



    Китай


    Да, Брюс Ли действительно занимался по этой системе и китайские мастера кунг-фу в самом деле могут надрать афедрон любому гопнику на вашем районе. Но такие успехи по силам только тем, кто посвятил изучению Вин Чунь почти всю свою жизнь. Для всех остальных использовать приемы этой дисциплины в реальных условиях — просто глупо.



    Система



    Россия


    Ладно, перед вами — очередная попытка странных людей убедить себя и всех прочих в том, что победу можно одержать исключительно ментальными силами. Со стороны Система выглядит как недоделанная Крав Мага: в отличие от вполне реального израильского боевого искусства, это применять можно только на кошках.



    Айкидо



    Япония


    Та же проблема, что и со всеми восточными видами единоборств. Айкидо требует применять только силу противника: умелый мастер сможет, конечно, использовать инерцию нападающего против него самого. Однако до уровня мастера доходят лишь те, кто начал заниматься в раннем возрасте и не бросил до возраста сознательного. Все остальные адепты айкидо покорно отдают мобильники даже несовершеннолетним адептам стиля Темной Подворотни.



    Бесконтактный бой Диллмана



    США


    Каждый раз, когда инструктор выходит на бой за пределы родного додзе — результат одинаков. Трудно было бы ожидать чего-то другого от человека, призывающего своих учеников использовать чуть ли не силы джедая, чтобы победить противника.



    Желтый бамбук



    Бали


    Боевое искусство прекрасного острова Бали. Его адепты используют психическую энергию, чтобы остановить противника. Собственно, парни из клана «Желтого бамбука» считают себя самыми настоящими колдунами — и не важно, что в реальной жизни их приемы совершенно не работают. Главное — верить. Не поленитесь посмотреть иллюстрирующее видео, оно, как минимум, поднимает настроение.

    Источник.


    Яндекс.Метрика

    0 0

    Те, кому он не слишком-то и нужен.



    Источник.

    Яндекс.Метрика

    0 0

    Нет, никакой русофобии в ней нет, потому что насмерть ужрались не дружинники Александра Невского или какого иного советского князя вместе с ним самим, а те французы скандинавского происхождения, которые англичане. В общем, жители стран НАТО.

    6Mqkp.jpgYLVB8.jpg


    Источник.

    Яндекс.Метрика

    0 0

    Не путать с пелоткой, это разные вещи.



    Источник.

    Яндекс.Метрика

    0 0

    Некоторые из них пользовались большой популярностью.

    AD5y.jpg2Ctjb.jpg2Bb9J.jpg


    Источник.

    Яндекс.Метрика

older | 1 | .... | 752 | 753 | (Page 754) | 755 | 756 | .... | 818 | newer